Zoosalon-kurgan.ru

Животные питомцы
88 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Какой цвет крови у змеи

У каких животных кровь голубая?

Это осьминоги – кузены устриц. Кровь у них необычная – голубая! Темно-голубая, когда насыщена кислородом, и бледная в венах. Цвет крови этих животных зависит от металлов, которые входят в ее состав.

У всех позвоночных животных, а также у дождевого червя, пиявок и комнатной мухи кровь красная. В крови многих морских червей найдено закисное железо, и поэтому цвет крови этих червей зеленый. У осьминогов, а также пауков, речного рака и скорпионов кровь голубая. Вместо гемоглобина она содержит вещество гемоцианин, с медью в качестве металла. Медь и придает крови синеватый цвет.

Осьминоги обладают еще двумя поразительными свойствами. Первое – у них не одно, а целых три сердца! Одно гонит кровь по телу, а два других проталкивают ее через жабры. Второе – это то, что природа наделила их теркой, которой они приготавливают себе пюре из крабов и рыб. Пищевод у осьминогов очень маленький, поэтому, несмотря на большие аппетиты, они не могут проглотить добычу крупнее лесного муравья. Вот тут-то им и помогают их «терки». Мясистый язык осьминогов покрыт мельчайшими зубчиками. Они перетирают пищу, превращая ее в кашицу. Пища смачивается во рту слюной и попадает в желудок.

Какая птица улетает дальше всех на зимовку?

Все, наверное, знают, что с наступлением осени птицы снимаются с насиженных мест и огромными стаями улетают в дальние края на зимовку. А весной, когда земля оттаивает и на деревьях набухают готовые вот-вот распуститься почки, возвращаются и птицы.

Вместе с остальными птичьими стаями прилетает домой и полярная длиннохвостая крачка. Это небольшая птица с черной кокетливой шапочкой, красным клювом и красными лапками. Крачка не остается, как многие другие птицы, в районах средней полосы, а вместе с северными птицами летит дальше. Для своих гнездовий она облюбовала районы Крайнего Севера – Аляску, арктические острова Канады, Гренландию. Встречается длиннохвостая крачка и у нас на севере Сибири.

Но самое удивительное заключается, конечно, не в этом. Осенью, покидая холодную тундру, крачка летит на юг, да так далеко, что снова попадает в места сплошного льда и снега. И зимует она в Антарктиде. Таким образом, наши сибирские полярные крачки пролетают 32 тысячи километров, чтобы снова попасть в свои излюбленные холодные места.

Они и в пути стараются избегать теплых стран, некоторые стаи делают крюк иногда даже в несколько сотен километров, только бы лететь над холодными районами.

Ученые считают, что такое пристрастие крачек к холодному климату объясняется очень просто. Полярные длиннохвостые крачки питаются мелкой рыбой и рачками, а их в холодной воде больше, чем в теплой. Очевидно, есть и другие причины, которые пока остаются загадкой.

Почему ленивца так называют?

Назвали его так неспроста: он может часами, ни чего не делая, неподвижно висеть или качаться на ветке и даже спать, питаться в таком положении. Кажется, ему лень даже с места сдвинуться!

Висеть ленивцу очень удобно: стоит лишь зацепиться за ветку своими длинными, крепкими когтями-крючками. Родина ленивца – зеленые леса на берегах Амазонки в Южной Америке. Пищи там тоже для него достаточно: ленивец поедает листья и кору деревьев.

Это одно из самых интересных животных, существующих в природе.

Что такое рептилия?

Рептилии (пресмыкающиеся) – холоднокровные существа, кожа большинства которых покрыта роговыми чешуйками. Дышат они с помощью легких, имеют непостоянную температуру тела. Размножаются в основном откладывая яйца. Существуют четыре категории рептилий: черепахи (морские и наземные), крокодилы, гаттерии (клювоголовые) и ящерицы со змеями (чешуйчатые). Самый крупный представитель семейства пресмыкающихся – южноамериканская змея анаконда. Ее обычная длина – 7–8 метров, встречаются экземпляры и по 10 метров.

Самая яркая и «привлекательная» рептилия – крокодил. Его места обитания – Африка, Азия и Австралия. Некоторые рептилии чрезвычайно ядовиты и опасны. Например, коралловая змея, обитающая в Южной Америке. Впрочем, ядовитых змей можно встретить и в Южной Европе, в каменистых, гористых местах. Среди наших «земляков» наиболее страшна серая гадюка, укус которой смертелен. Почти повсеместно распространены безвредные ужи, которых легко отличить от той же гадюки по овальной головке (у гадюки треугольная голова) и более простому рисунку на коже.

Определение пола у змей

Приобретая змею (особенно первую), владельцы обычно не задумываются о том, какого пола их питомец. Кроме того, выраженного различия между полами у змей чаще всего нет. Однако определенной части владельцев принципиально важно знать пол животного (хотя бы для того, чтобы дать кличку). Кроме того это имеет значение при оформлении документов на змею, подборе пары для разведения, а также с точки зрения некоторых ветеринарных аспектов (у самок змей достаточно часто встречаются заболевания именно половой системы).

Кратко о строении половой системы змей и половом акте.
Определить пол змеи – достаточно трудная задача ввиду того, что внешние половые органы отсутствуют и вся репродуктивная система располагается в полости тела пресмыкающегося.
Самцы имеют парные органы совокупления – так называемые гемипенисы, расположенные на брюшной стороне хвоста в специальных полостях — карманах. У самок имеются гомологичные органы значительно меньшего размера – парные гемиклиторы. Во время полового акта один или оба гемипениса выворачиваются из карманов, наполняются кровью и вводятся в клоаку самки.

Определение пола змеи может проводиться следующими методами:
1. Визуальный – за счет различия во внешнем виде самцов и самок змей одного вида.
2.Поведенческий (этологический) – оценивая поведение самцов и самок в период половой активности.
3.Биохимический анализ крови – оценка уровня половых гормонов.
4.Специальный (инструментальный) – определение пола методом секс-пробы или «выдавливания половых органов».

На практике в основном применяется специальный метод в одном из его вариантов.

Половой диморфизм или некоторые внешние различия змей разного пола (визуальный метод определения пола):
1. Из-за наличия парных гемипенисов самцов можно отличить по более длинному и утолщенному («квадратному») хвосту.
2. У удавообразных змей самцы значительно мельче, а у ужеобразных — значительно крупнее самок.
3. Самцы часто ярче окрашены.
4. У удавов имеются параанальные шпоры (шипики, когти, крючочки) в области клоаки. При этом шпоры у самцов намного длиннее, чем у самок. У отдельных видов шпоры имеются только у самцов и отсутствуют у самок.
Однако для большинства видов змей внешние признаки носят относительный характер.

Читать еще:  Пятнистая змея фото

Этологический метод определения пола основывается на отслеживании поведения змей в брачный период.
1. Взаимодействие между самцами – брачные турниры, танцы и драки.
2. Взаимоотношение самцов и самок в брачный период в процессе спаривания.
В условиях одиночного содержания в террариуме использовать данный метод практически нереально. Так же требуется глубокое знание биологии и этологии конкретного вида.

Определение пола по биохимическому анализу крови связано с различием в концентрации половых гормонов у самцов и самок. Данный метод исследований сопряжен с определенными сложностями: отработка техники взятия крови у змеи, наличие лаборатории, в которой возможно сдать анализ на определение гормонов. Кроме того, важен опыт интерпретации результатов исследований. Метод актуален для крупных экзотариумов, зоологических парков и заповедников.

Специальный или инструментальный метод может быть осуществлен одним из двух вариантов:
1. Секс — проба или введение зонда.
В качестве инструмента для проведения секс — пробы используется длинный и (что крайне важно) тупоконечный зонд (медицинский для лобных пазух, специальный ветеринарный набор). В зависимости от размера и длины змеи подбирается зонд нужного диаметра. Если змея короче одного метра – желателен диаметр зонда в 1 мм, если змея имеет длину от одного до двух метров – 2 мм, при длине рептилий более двух метров — 3 мм.
Перед применением зонд необходимо продезинфицировать антисептическим раствором (хлоргексидина биглюконат 0,05% раствор, 3% раствор перекиси водорода, 70% раствор этилового спирта) и смазать лубрикантом для облегчения введения.
Зонд вводится под щиток клоаки в направлении головы, после чего сразу разворачивается в направлении кончика хвоста и вводится в полость гемипениса. Производить данное действие следует с небольшим нажимом, но не сильно, чтобы не повредить слизистые оболочки. Вводить зонд нужно либо с правой, либо с левой стороны щитка, чтобы попасть именно в карманы гемипенисов, расположенные по бокам относительно средней линии тела змеи. Отслеживается глубина погружения зонда в полость, после чего зонд извлекается и проводится сравнительный замер — какое количество чешуй на теле змеи занимает часть зонда, погрузившаяся в карман. Как правило, у самцов зонд проходит гораздо глубже, чем у самок. Для самок это порядка 3-4 чешуй. У самцов зонд, если его правильно ввести, проходит глубоко в карман гемипениса и занимает 10-12 чешуй. Так же имеют место различия в тактильных ощущениях при проведении пробы. При введении зонда гемиклитор самки воспринимается коротким и широким, а гемипенис самца — длинным и узким.

Нюансы.
— у некоторых видов змей различие в глубине кармана у самцов и самок может быть незначительным, что фактически делает определение пола данным методом невозможным;
— сильные змеи значительно сопротивляются исследованию, часто просто не дают возможность провести процедуру;
— в некоторых случаях при повторных исследованиях зонд «вдруг» может проникнуть глубоко, и змея, ранее считавшаяся самкой, оказывается самцом;
— закупорка кармана гемипениса пробкой из сухой спермы может создавать препятствие для уточнения пола. Тем не менее, обнаружение пробки из засохшей спермы в гемипенисе указывает на пол и фертильность самца;
— некоторые питоны легко демонстрируют гемипенисы, даже когда их просто берут в руки, но при этом гемипенисы не наполнены кровью, и внешне могут быть похожи на гемиклиторы;
-при проведении зондирования можно случайно перфорировать как гемиклитор самки, так и гемипенис самца. Т.е. данная процедура несет в себе риск нанесения вреда здоровью змеи (инфицирование или нарушение функции гемипениса).

2. Метод «выдавливания половых органов».
Данный способ удобен при работе с молодыми или мелкими змеями. Парные гемипенисы самцов или гемиклиторы самок выдавливаются при нажатии в основании клоаки. Крупные или взрослые змеи чаще всего активно сопротивляются, что затрудняет выворачивание половых органов.
По внешнему виду гемипенисы напоминают трубочки с классическими красными мелкими сосудами на их вершине, заканчивающиеся «острием». Парные гемиклиторы гораздо короче и практически не имеют выраженного кровенаполнения, вследствие чего имеют белый цвет (не кровоснабженной ткани). Кончики у них более закругленные.
При сильном надавливании помимо половых органов может выдавливаться клоака. Также часто может выходить содержимое клоаки (кал и моча).
Техника проведения исследования:
Требуется зафиксировать змею в руках таким образом, чтобы клоака находилась выше всех прочих частей тела змеи (приветствуется наличие помощников для фиксации).
Правой рукой необходимо потянуть хвост вниз, при этом расположить большой палец недалеко от отверстия клоаки. Легкими, но уверенными движениями выдавить гемипенисы из карманов по направлению от кончика хвоста к отверстию клоаки, одновременно поднимая хвост вверх.
Как и вышеописанный, для получения достоверных результатов, данный метод требует постоянной практики.

Таким образом, определение пола у змей является относительно сложной, специфической, но периодически востребованной диагностической процедурой, являющейся рутинной разве что для работников крупных зооколлекций и серпентариев. Тем не менее, при некоторой целеустремленности (и наличии нескольких змей для отработки техники), освоить ее вполне реально.
Тем не менее, как показывает практика, вероятность неправильного определения пола, как новичками, так и набившими руку специалистами, достаточно высока. Ввиду этого, нормальным является периодическая перепроверка полученных результатов.

Ветеринарный врач Казаков А.А.

Полезна ли кровь змеи

Более 150 видов змей встречается в Таиланде. Третья часть от их количества – это ядовитые змеи. Местные жители давно смирились с этим фактом и используют в своих целях. Они из змей сделали своеобразный культ и талисман Таиланда.

Многие слышали о различных мазях, помогающих при болях в спине и радикулите в основе которых используют яд змеи (такие мази до сих пор производят и на территории бывшего СССР), а попробовать желчь и кровь змеи приходилось не каждому.

Как же обстоит дело на самом деле? Полезна ли кровь и желчь змеи?

Во всяком случае, не вредна. Змеиная кровь совершенно не токсична, а о полезности ее мнения расходятся.

Змеиная кровь в основном известна как афродизак и средство восстановления «мужской силы». В употребление можно использовать только свежую кровь, которая еще не успела свернуться, иначе ослабевают ее лечебные свойства. Вкус крови змеи очень специфический и горький, для того, чтобы немного нейтрализовать его, умельцы смешивают ее с крепким алкоголем. Получается такой своеобразный коктейль. Растягивать удовольствие здесь не стоит, полученную жидкость нужно выпить не больше, чем за минуту. Вот поэтому этот напиток делают прямо на глазах заказчика на специальных змеиных фермах. Это занятие не совсем легальное, но для хорошего заработка на приезжих и туристах, можно и закрыть глаза на некоторые буддистские нормы.

Читать еще:  Белая змея фото

Кроме свежести напитка на сто процентов, есть еще небольшое условие: употреблять «змеиное вино» нужно регулярно, если его не соблюдать, то лекарство может и не помочь. Очевидно, что основной массе туристов такое «лечение» недоступно.

Европейские исследователи подтвердили и другие полезные качества крови змеи. В правильных дозах она приводит в тонус сердечно-сосудистую систему (без добавления алкоголя). Кровь обладает и противовоспалительными свойствами, при наружном применении заживляет раны. Можно использовать кровь не только ядовитых видов змей, кровь безвредных рептилий тоже помогает. Иногда ее смешивают с лечебными травами.

При диабете и астме восточные лекари назначают смешанные настойки из желчи и крови змеи.

Желчь змеи хорошо переносит длительное хранение. Ее можно засушить или настоять на спирту. Таким средством тайцы снимают симптомы лихорадки, чистят и обеззараживают организм от токсинов.

От королевы змей кобры медики получают поистине «королевскую желчь». Засушенную желчь кобры можно разводить в воде и употреблять при заболевании почек, печени, проблемах со зрением и очень многого чего, что связано с кровью и внутренними органами. Диапазон действия желчи кобры можно сравнить с лечебным воздействием женьшеня.

В Таиланде приобрести такие препараты можно на змеиных фермах. А традиционную засушенную желчь, биостимуляторы для желудка и печени, можно найти и на русскоязычных сайтах в сети Интернет.

Змеиные яды: как они работают и можно ли спастись

Нам кажется, кто сильнее — тот и главный. Хищники оттачивают реакцию, отращивают острые зубы, тренируют мощные челюсти; травоядные противопоставляют им могучую массу и быстрые ноги. Но яд — это огнестрельное оружие природы, «великий уравнитель». С его появлением слабый может одолеть сильного, медленный догонит быстрого. Недаром до применения токсинов независимо друг от друга «додумались» совершенно разные животные, от медуз до млекопитающих (ядовиты, например, некоторые землеройки), от пауков и насекомых до, конечно же, змей.

Ядовитые животные есть в каждом классе животных (за исключением птиц), но каждый из них двигался к этому своим путем. У медуз появились специализированные стрекательные клетки, содержащие сложную органеллу книдоциль с острым шипом. У пчел и ос под производство яда приспособлены придаточные железы половой системы. Змеиный яд — это слюна, густой водный раствор, содержащий сложную и смертоносную смесь токсичных белков. Он столь безупречен, что уже включает некоторое количество протеолитических ферментов, которые размягчают ткани и начинают переваривать жертву: она все равно никуда не денется.

Черная мамба ЛД50: 0,3 мг/кг (при подкожном введении). Обитающая в Африке Dend-roaspis polylepis — одна из самых пугающих и опасных ядовитых змей мира. Ярко выраженное территориальное поведение делает ее весьма агрессивной к любым нарушителям границ, и если быстро не использовать противоядие, вероятность гибели от укуса составит 100%.

Общий ядовитый предок

До появления методов анализа и сравнения ДНК биологам приходилось опираться на не слишком надежную почву сравнительной анатомии, эмбриологии и смежных дисциплин. Такой традиционный подход говорил, что общий предок всех ядовитых змей мог жить около 100 млн лет назад, когда они уже давно разошлись со своими чешуйчатыми родственниками-ящерицами. В самом деле, ядовитые ящерицы — исключительная редкость, тогда как яд имеется как минимум у четверти видов змей. Тяжелые последствия укусов многих ящериц связывали с бактериями, в том числе и с многочисленными патогенами, которые обитают в их ротовой полости.

Однако не так давно в экспериментах с клеточными культурами обнаружилось, что слюна многих ящериц обладает настоящей токсичностью и способна подавлять свертывание крови, вызывать паралич и прочие неприятные эффекты. Отдельные белковые компоненты змеиного яда найдены у 1500 видов ящериц, включая знаменитых комодских «драконов». Добавив к этому данные химического и ДНК-анализа, ученые выдвинули гипотезу о куда более древнем эволюционном происхождении ядов, относя этот знаменательный момент к общему предку змей, игуан и некоторых других ящериц, который жил около 170 млн лет назад и совершил особые перестройки своего генома.

Жестокая змея ЛД50: 0,025 мг/кг (при подкожном введении). Oxyuranus microlepidotus — житель Центральной Австралии — использует самый опасный для человека яд, который включает токсины, действующие на нервную систему и мышцы, печень, почки и сосуды. К примеру, тайкатоксин блокирует перемещение ионов кальция в клетки сердечной мышцы, останавливая их работу.

Гены, кодирующие важные для работы различных клеток и тканей белки, дуплицировались и начали действовать в слюнных железах. Такие дупликации в природе не редкость — например, коротконогость биглей, такс и родственных им пород собак стала результатом удвоения гена сигнального фактора FGF4, участвующего в регуляции роста конечностей. Однако у «ядовитого предка» случайные мутации и отбор изменили функции исходной молекулы — и белок, мирно служивший каким-нибудь регулятором свертывания крови, мог превратиться в убойный токсин, вызывающий ее неконтролируемую коагуляцию. Например, фосфолипаза А2, небольшой и в целом безобидный фермент, участвующий в переваривании липидов, превратился в настоящего киллера, который без разбора уничтожает живые клетки, растворяя их мембраны. И таких киллеров в змеином яде могут быть десятки: на белки приходится до 90% его сухой массы и практически 100% смертельных эффектов.

Очковая кобра ЛД50: 0,57 мг/кг (при подкожном введении). Яд содержит нейротоксические и кардиотоксические компоненты, вызывая паралич и гибель от асфиксии или сердечного приступа. Кобра Naja naja входит в знаменитую «большую четверку» ядовитых змей Азии, которую возглавляет гадюка Расселла, та самая «пестрая лента» из рассказа о Шерлоке Холмсе.

Убойные рецепты

Змеиные яды — самые сложные из всех природных ядов, и сравнивать их с химическим оружием значило бы недооценивать их совершенство. Хлор или иприт — простые молекулы, работающие грубо и беспорядочно; токсины кобры или черной мамбы действуют с убийственной точностью и эффективностью. Каждый из них по отдельности — и общий рецепт их смеси — отточены миллионами лет эволюции и атакуют совершенно определенные мишени в организме жертвы. Ключевыми из них можно назвать клетки крови, нервной и сердечно-сосудистой системы.

Дендротоксин 1, входящий в состав яда мамб, способен блокировать большую группу потенциал-чувствительных калиевых каналов, нарушая передачу нервных импульсов по нейронам. Разнообразные α-нейротоксины, имеющиеся у кобр и многих других змей, связываются с рецепторами ацетилхолина, полностью блокируя работу синапсов — прежде всего тех, что передают команду от нервных клеток к мышечным, — что заканчивается параличом и смертью от асфиксии. Фасцикулины в яде гремучников дезактивируют ацетилхолинэстеразу, которая удаляет лишний нейротрансмиттер из синаптического пространства — и избыток его вызывает неконтролируемые спазмы и судороги.

Читать еще:  Неядовитые змеи список

Обыкновенная гадюка ЛД50: 6,45 мг/кг (при подкожном введении). Vipera berus в мировом рейтинге опасности плетется далеко за лидерами. Яд ее не отличается невероятной токсичностью, и против него создано несколько противоядий. Зато у каждого рядового грибника есть шанс получить укус, последствия которого в любом случае крайне тяжелы.

Это лишь малая толика токсинов змеиных ядов и их мишеней: другие могут вызывать поражение почек и паралич сердечной мышцы, разрушение выстилающего сосуды эндотелия и массовый некроз тканей. Гадюки и многие кобры превратили в убийц обыкновенные факторы свертывания крови. Из целого каскада скоординированно действующих белков, который запускает механизм образования тромба в случае травмы, тот или иной может «переходить на темную сторону» и вызывать всеобщее тромбообразование прямо в сосудах. Зрелище это ужасное: тело жертвы больше не заполнено густой кровью, почти вся она превращается в свернувшиеся сгустки и водянистую плазму, которая из-за повышения давления заставляет тело раздуваться, как воздушный шар, и сочится буквально изо всех отверстий — включая крошечные следы, оставленные ядовитыми зубами.

Средства доставки

Яд общего предка змей и некоторых ящериц, которых иногда объединяют в группу Toxicofera, видимо, такой сложностью не отличался и комбинировал довольно ограниченное количество видоизменившихся белков. Не имелось у него и особых приспособлений для эффективной инъекции токсичной слюны в организм жертвы. Поэтому разные группы этих чешуйчатых пошли разными путями, разрабатывая собственные средства и механизмы доставки. По большому счету, этот процесс охватил все системы змеиного организма, хотя эпицентр его пришелся, конечно, на слюнные железы, ставшие настоящими фабриками по синтезу токсинов. И на зубы, которые превратились в острые, начиненные ядом шприцы.

Считается, что самым совершенным ядовитым аппаратом могут похвастаться представители обширного и повсеместно распространенного семейства гадюковых. Их большие ядовитые железы окружают мощные жевательные и височные мышцы, способные моментально выдавить яд. По каналам он поступает в крупные ядовитые зубы, которые у многих видов стали полыми и острыми, как иглы. Погруженные в толстую слизистую основу, эти зубы автоматически «раскладываются», стоит змее широко раскрыть пасть — и при усилии мускулов, которые ее захлопывают, яд выдавливается под кожу жертве.

Гадюковые обладают самым развитым ядовитым аппаратом.

Некоторые кобры действуют еще подлее — плюются ядом на 1−2 м, метя при этом в глаза. Но этот навык — довольно позднее приобретение, и для плевков приспособлены обычные ядовитые зубы с новыми боковыми отверстиями. К тому же попавший на роговицу яд не смертелен и лишь вызывает сильное раздражение, позволяя змее нанести укус, способность к которому эти виды вовсе не утратили. Ослепленная жертва обречена, если только не сможет противопоставить яду какой-нибудь антидот.

Гонка противоядий

Многие змеи вынуждены соблюдать величайшую осторожность, чтобы не укусить себя за хвост и не погибнуть от собственного яда. В схватках между ними гибель от отравления — обычное дело, особенно если в конфликт вступили пресмыкающиеся разных видов. Зато другие сделались нечувствительны к действию собственных токсинов — как индийская кобра, очковая змея, ацетилхолиновые рецепторы которой нечувствительны к действию основного компонента ее яда, α-нейротоксина. Случайные мутации одарили такой устойчивостью и мангустов, а также ежей, свиней и медоедов — родственников куниц, которые охотятся на ядовитых змей куда активнее любимого всеми Рикки-Тикки-Тави.

Но самую поразительную устойчивость к змеиным ядам демонстрируют опоссумы, которые почти невосприимчивы даже к действию ботулотоксина и рицина. Их главный секрет кроется в удивительной молекуле LTNF — белковом факторе крови, нейтрализующем летальные токсины. Изолированный и инъецированный мышам внутрибрюшно, он помог им выжить в экспериментах с введением летальных доз ядов всех четырех основных семейств ядовитых змей — и даже некоторых токсинов другого происхождения, включая яд скорпиона. Фактор LTNF открыт недавно, и механизм его действия пока неясен, но он активно изучается — ведь теоретически кровь опоссумов может обеспечить нас уникальным по эффективности антидотом.

Многие токсины змеиного яда ювелирно воздействуют на отдельные белки нервно-мышечных синапсов и их нейромедиатор — ацетилхолин. Они могут приводить либо к гипертрофированному и неконтролируемому возбуждению, либо к глубокому угнетению работы этих соединений.

Пока же противоядие для каждого случая приходится получать отдельно, вводя несмертельные дозы животным — обычно коровам или лошадям — и выделяя из их крови появившиеся в результате иммунного ответа готовые антитела. При некотором терпении и большой отваге такие антитела можно «воспитать» и в собственном теле: легендарный исследователь, основатель серпентария в Майами Билл Хааст вводил себе микродозы ядов в течение всей жизни. Он не только благополучно пережил 172 укуса, но и был донором уникальной крови, спасшей десятки жизней людей, укушенных змеями, противоядия для которых не производится.

Дорогое неудовольствие

Токсины — инструмент невероятно эффективный, но не всемогущий. Недаром подавляющее большинство животных все-таки придерживаются других методов защиты и нападения, которые обходятся организму не так дорого. В самом деле, исследование гремучих змей до и после забора у них яда показало, что синтез белков, необходимых для восполнения запаса смертельных доз, заставляет напрягаться весь организм и в течение трех суток работать в усиленном режиме, повышая уровень метаболизма на 11%. Такие же измерения проведены и для гадюкообразных смертельных змей, чрезвычайно опасных обитателей Австралии: им для восстановления приходится повышать метаболизм почти на 70%.

Синтез яда — занятие не для слабаков, оно требует усилий, сравнимых с теми, что затрачивают бегуны на марафонской дистанции. Но еще больший вклад требует эволюция и выращивание сложных систем его доставки. По сути, это отдельное направление развития, в жертву которому ядовитые виды приносят массу ресурсов. В некотором роде его можно назвать альтернативой сложному и большому мозгу: наряду с этим прожорливым органом химическое оружие — одна из самых дорогих и самых эффективных находок природы.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector